• twitter
  • facebook
  • livejournal
  • vkontakte
  • youtube
  • instagram
  • soundcloud

Разница приоритетов

Что мешает привлечению инвестиций в коммунально-энергетический комплекс Кузбасса

Текст: Юлия Славина (Кемерово)

С первыми морозами в Кузбассе в администрацию региона стали поступать жалобы на холодные батареи в квартирах. Так, на этой неделе замерзали жители Юрги: возникли проблемы на местной ТЭЦ. Областное руководство, взяв ситуацию под контроль, призвало население сигнализировать обо всех аналогичных случаях.

Коммунальной энергетике Кемеровcкой области требуется масштабная модернизация. Фото: Пресс-служба СГК

Коммунальной энергетике Кемеровcкой области требуется масштабная модернизация. Фото: Пресс-служба СГК

Разруливать проблемы ЖКХ вручную властям приходится постоянно: созданная еще в 1960-1980-е годы коммунальная инфраструктура области, включая систему централизованного теплоснабжения, остро нуждается в обновлении. В свою очередь технологическое отставание в этой жизненно важной сфере неизбежно становится тормозом для дальнейшего экономического и социального развития региона.

- Основная проблема нашей коммунальной отрасли - высокий износ сетей и оборудования, хотя все котельные сегодня работают, несмотря на трудности, - констатировал начальник областного департамента жилищно-коммунального и дорожного комплекса Кирилл Десяткин. - Что мешает эффективно вкладывать деньги в обновление коммунальной инфраструктуры? С одной стороны, недобросовестные концессионеры, судебные процессы по расторжению договоров с которыми сейчас идут, а с другой - существовавшее ранее искусственное сдерживание роста коммунальных тарифов.

Система формирования тарифа на тепловые ресурсы в Кузбассе имеет ярко выраженную бюджетную специфику: она основана на компенсации из казны выпадающих доходов (КВД) поставщиков тепла как разницы между реальными затратами и платой, которую вносит население.

- Это присутствует и в других регионах России, но не в таких масштабах. В Санкт-Петербурге, скажем, при субсидировании в размере шести-восьми миллиардов рублей в год объем КВД едва ли достигает десяти процентов выручки всех местных предприятий отрасли, а в Кемеровской области - 43 процента, - отмечает замдиректора департамента развития электроэнергетики минэнерго РФ Алексей Храпков. - Такой подход к финансированию отрасли - это вызов долгосрочным инвестициям в нее. Ведь на фоне трехлетнего бюджетного планирования сроки окупаемости инвестиционных проектов в сфере теплоснабжения редко занимают меньше семи лет, в основном это десять лет и более. Поэтому у инвесторов возникают сомнения в реализации таких проектов за счет собственных средств.

У Алексея Храпкова за плечами годы работы в Региональной энергетической комиссии одного из субъектов федерации, и ему приходилось принимать решение о постепенном переходе от субсидирования тарифов к субсидированию граждан, нуждающихся в поддержке. То есть общий объем субсидий, выделяемых их бюджета, сокращается, и они становятся адресными: предназначаются тем, кто в них действительно нуждается, а не как в Кузбассе, когда бюджет доплачивает за тепло всем без исключения жителям городов. Это, к слову, федеральное законодательство о регулировании тарифов, запрещающее перекрестное субсидирование, предусмотрело еще лет пятнадцать назад. О необходимости адресной поддержки шла речь и на Санкт-Петербургском международном экономическом форуме в 2017 году. И многие регионы так или иначе приступили к реализации такого подхода. Но Кузбасс пошел другим путем.

С принятием федерального закона "О теплоснабжении" в обиход впервые вошли понятия "альтернативная котельная" и "единая теплоснабжающая организация" (ЕТО). Первая олицетворяет новый принцип формирования тарифа: он призван учитывать возврат инвестиций, но при этом сам тариф не должен выходить за рамки расходов потребителя, решившего отсоединиться от системы централизованного теплоснабжения и отапливать жилье альтернативным способом. Для ЕТО закон предусматривает право устанавливать экономически обоснованный тариф на тепло и наделяет ответственностью за то, как будет работать отрасль сегодня и завтра. Согласно новому подходу, ЕТО - и технический диспетчер, и коммерческая структура, и единое окно, и ответственный за долгосрочное развитие системы теплоснабжения. А инструмент, позволяющий власти не пускать ситуацию на самотек, - соглашение с ЕТО о реализации схемы теплоснабжения, где прописаны все взаимные обязательства, в том числе перед потребителями.

- Ответственность за неисполнение параметров соглашения - административная и гражданско-правовая. За то, что обещанные мероприятия не выполняются, недобросовестная ЕТО заплатит штрафы, - уточнил Алексей Храпков. - Но главное - меняется система взаимоотношений ЕТО с собственниками жилья, потребляющими ресурс. При нарушении параметров качества и надежности теплоснабжения ЕТО придется не только проводить перерасчет за недопоставленное тепло, но и компенсировать расходы каждого конкретного потребителя на эксплуатацию электрообогревателей. Все это делает ЕТО клиентоориентированной, заставляет ее инвестировать в качество и надежность системы теплоснабжения.

Учитывая, что семьдесят процентов потребителей отрасли теплоснабжения занимает коммунально-бытовой сектор, и, соответственно, столько же приходится на тепло с горячей водой в платежках граждан, федеральные власти понимают, что ситуацию в отрасли следует выравнивать поэтапно, а не шоковым методом. К тому же темпы роста тарифов не должны обгонять инфляцию. Более того, ключевое решение о переходе того или иного города на новый метод регулирования тарифов - "альтернативную котельную" - муниципалитет принимает на добровольной основе.

Готовность пойти на такой шаг администрации алтайского Рубцовска дала старт масштабной модернизации системы теплоснабжения города, которая началась пару лет назад. Один из двух теплоисточников - Северная ТЭЦ - функционировал уже просто на авось, и, когда речь пошла о здоровье жителей, рисковавших замерзнуть в квартирах, было принято кардинальное решение. Созданная ЕТО перевела Рубцовск на теплоснабжение от Южной тепловой станции, которую реконструировала, а также построила и заменила двадцать километров теплосетей. Вместо вечных траншей на улицах появились новые детские и спортивные площадки. Всего энергетики инвестировали в этот масштабный проект за два года почти два миллиарда рублей. А вот резкого роста платежей за тепло позволит избежать тот самый метод "альтернативной котельной". За десять лет тариф в Рубцовске, официально отнесенном недавно к ценовой зоне теплоснабжения, не поднимается выше разумных, оговоренных в соглашении пределов.

Следующим городом Сибири, внедряющим эти принципы теплоснабжения, мог бы стать Новокузнецк. По словам заместителя главы города по ЖКХ Антона Черемнова, износ сетей здесь достигает семидесяти процентов. И не только на уровне Сибири, но и страны в целом на слуху проблемы задолжавшей газовикам, практически дышащей на ладан Центральной ТЭЦ.

- Программу действий в Новокузнецке мы наметили еще три года назад, и она включила замещение Центральной ТЭЦ, - сообщил генеральный директор Сибирской генерирующей компании Михаил Кузнецов. - Это позволяло повысить эффективность Кузнецкой ТЭЦ, окупив инвестиции, и постепенно решить системные проблемы, накопившиеся в городе. Однако самое важное условие для нас - отказ муниципалитета от бюджетного финансирования по принципу КВД и переход на адресное субсидирование нуждающихся потребителей. Ясно же: когда власти субъекта федерации с одной стороны спонсируют население через ресурсоснабжающие организации, а с другой - устанавливают тариф, у них всегда будет желание уменьшить объемы "спонсорства".

Но предложение инвестора отказаться от КВД и перейти в Новокузнецке на метод "альтернативной котельной" так и не было принято. Поэтому предварительные расчеты, сделанные СГК три года назад, сегодня уже неактуальны - и цены на рынке уже изменились, и городская система теплоснабжения еще больше обветшала. По словам Михаила Кузнецова, каждый год промедления - это дополнительные затраты. В Рубцовске последние (а значит, и тариф для потребителей) могли бы быть меньше, зайди компания в этот город не два, а пять лет назад. К слову, вложения, привлеченные энергетиками в рубцовскую систему теплоснабжения, втрое перекрыли выручку предприятия за год. И это характерно для всех городов присутствия. Если, например, в Новосибирске выручка - двенадцать миллиардов рублей, то у инвестора уже есть планы, куда вложить шестнадцать миллиардов.

- Сегодня на верхние строчки в списке наших приоритетов претендуют проекты по модернизации систем теплоснабжения Красноярска, Барнаула, Новосибирска и Абакана, - подчеркивает Кузнецов. - А другие территории присутствия, включая Кузбасс, могут отойти на второй план. Мы просто физически можем не успеть зайти туда в ближайшем будущем с инвестициями, особенно учитывая, что нет никакой гарантии их возврата в условиях КВД. Сорок миллиардов рублей инвестиций (такую сумму предполагается вложить в проекты на территории СФО) требуют серьезной подготовительной работы.

Между тем возможности для инвестиций в Кузбассе у компании большие. В Кемерове энергетики считают целесообразным (и они давно обосновали свою позицию) замещение 27-й и 45-й газовых котельных. А в апгрейд теплоснабжения в Новокузнецке три года назад планировали инвестировать от шести до десяти миллиардов рублей.

- Планов много, и если они будут востребованы, мы сможем их реализовать. Но, увы, не в ближайшее время, - говорит глава СГК. - При этом считаем, что метод "альткотельной" должен быть внедрен во всех регионах нашего присутствия. Потому что сегодня мы живем по методу "затраты плюс", крайне недружелюбному к инвестициям, и ежегодно дискутируем, каким быть тарифу. Вкладывать деньги в оптимизацию расходов в этих условиях неинтересно. Потому говорим: нам нужны нормальные условия, ставшие привычными для граждан. Будем жить, как жили, и в рамках этого тарифа сможем оптимизировать систему и изыскивать резервы, которые есть в ней практически всегда.

Резервы энергетикам приходится изыскивать вне плана, когда они становятся последней спасительной инстанцией для маленьких поселков, где система теплоснабжения рушится посреди морозной зимы, а плечо доставки топлива составляет не десятки, а сотни километров. Муниципалитеты с их бюджетами решить эти проблемы своими силами не могут, как и небольшие теплоснабжающие компании, ограниченные в ресурсах.

- Ситуация усугубляется. При наличии КВД важнейшая коммунальная отрасль финансируется из областного бюджета, что все больше и больше обрекает руководителей региона на ручное управление. Полагаю, если в ближайшее время власти Кемеровской области не ликвидируют КВД и не откажутся от нынешней системы тарифообразования, если мы вместе не примем меры, чтобы вернуться к разумному принципу централизации теплоснабжения, позволяющей одному оператору держать все в своих руках, то в конце концов в каждом доме будет стоять электрокотел, и для хозяина это обойдется минимум вдвое дороже, чем сегодня, - прогнозирует Михаил Кузнецов.

Прямая речь

Наталья Кухарская, руководитель Кемеровского УФАС России:

- В стране принят национальный план развития конкуренции, предусматривающий уход от неэффективных ГУПов и МУПов в сфере теплоснабжения. Президентским указом на 2018-2020 годы определено сокращение отпуска ресурсов такими организациями в сфере ЖКХ до двадцати процентов к 2019-му и до десяти процентов к 2020 году. Мы должны это обеспечить. И тарифы должны быть экономически обоснованы, чтобы работали рыночные механизмы, а не механизмы сдерживания и компенсации. Конечно, при субсидировании нуждающихся. 
Коммунальной энергетике Кемеровcкой области требуется масштабная модернизация.